пятница, 17 июля 2015 г.

Листая страницы жизни

Жизнь – это книга. Книга с твердым пестрым переплетом. Рождаясь, каждый из нас берет ее в свои маленькие ручки и ощущает яркую тягучую теплоту, растекающуюся от кончиков пальцев по всему телу. Вначале это тепло даже обжигает наши нежные, еще неприспособленные ладошки, именно поэтому почти все малыши плачут, выбравшись из утробы матери на свет божий.
Через какое-то время мы привыкаем к жару, излучаемому книгой, мы укрощаем его. Затем мы аккуратно беремся за острый краешек яркой обложки и совершаем поистине величайшее открытие в пределах своей собственной вселенной – мы открываем для себя бурлящий поток, насыщенный всеми возможными цветами, запахами, звуками, ощущениями и, наконец, чувствами. Этот поток поглощает нас целиком, в одну секунду, стоит нам только украдкой бросить взгляд на первую букву начальной страницы… С этого момента мы вовлечены в страшную по своей силе и величайшую из всех стихийных сил - воронку событий! Событий малых, событий больших и событий невероятных.
Взрослея, мы перелистываем страницу за страницей. Вначале перед нами прыгают задорные беззаботные буквы, похожие на разноцветных зверьков, что делают из продолговатых надувных шариков. Затем букв становится больше, они сбавляют степень своей игривости, превращаясь в четкие черные символы, которые стремятся образовать своим множеством стройный ряд, подтянутый и сливающийся в едином порыве, стоит только заглавной букве рявкнуть: «Р-р-равняйсь!!!» Затем эти марширующие по плоскости страниц ряды начинают являть собой полномасштабное по своей значимости явление, называемое Текстом. Великим Текстом Жизни!
Но однажды наступает момент, когда человек начинает замечать пробелы в череде черных касок – буквы, фразы, а иногда и целые предложения выбывают из строя. В этот момент читатель становится соавтором – берет перо и вписывает в зияющие пустоты то, что считает нужным. При этом начинает происходить еще более удивительная штука – каждый раз, когда в ряды маленьких черных солдатиков вступают новички, весь последующий текст меняется, порой до неузнаваемости. Когда человек осознает, что уже написанные строки не заменить другими, он начинает проявлять осторожность и рассудительность в сочинении новых кадров, заполняющих очередные вакантные пробелы.
Постепенно человеку приходиться писать все больше и больше. Наконец, он, набив достаточное количество шишек и натерев не одну сотню мозолей, предстает перед пропастью, внезапным обрывом. Этот обрыв – полностью чистая, белая как утреннее облако страница, в которую и суждено броситься обладателю пестрой книги, броситься, отрастив на спине крепкие широкие крылья, и стать Писателем…


Комментариев нет:

Отправить комментарий