пятница, 18 сентября 2015 г.

Засыпать опасно

Сон. Засыпать опасно – отчеканенные в течение дня, а к вечеру уже и разложенные по структурам мысли, путаются, перемешиваются, а некоторые чувства и вовсе отступают в прохладную тень забвения. Утром же приходится начинать всю работу по самокопанию со стартовой точки…
А если посмотреть с другой стороны и разобраться, то вполне очевидным становится тот факт, что сон есть не что иное, как запись обработанной информации в подкорочную память с предварительной компиляцией до бинарного кода серого вещества. Тогда и забвение, и чистый лист, приходящие утром, это вовсе не та страшная необходимость начинать все сначала, но великая возможность возвести новую ступеньку в развитии собственного Я. Это - новый файл-функция, создаваемый на благо общего проекта.
В таком случае все неплохо. Гораздо лучше, чем казалось минуту назад. А ведь действительно, зачем мне знать, что творится в бессознательном отделе моего многоядерного мозга? Сознание – это всего лишь интерфейс, с помощью которого человек взаимодействует со сложнейшей паутиной своих внутренних процессов.
Все хорошо, даже шикарно! Это утро – новая ступень моей жизни, и не важно, насколько она выше предыдущей, потому что это – новая ступень!
Таковы были мысли широкоплечего молодого человека по имени Эрвин, шагающего по песчаной дороге, что была покрыта
пеплом от недавнего пожара на лесопилке. Он шел уверенно и бодро, озаряемый кроваво-розовыми лучами восходящего солнца. Была весна, и снег уже сошел с большей части тела этого богом забытого городка. Однако минувшей ночью ударили заморозки, и от этого воздух этим утром пах по-особенному, по-праздничному. Этот запах Эрвину в наследство оставило детство. Будучи еще школьником, в новогодние каникулы Эрвин выбегал на улицу не столько ради того, чтобы попрыгать по мягкому снегу и поиграть с друзьями, сколько ради этого чудесного морозного воздуха, который можно было вдохнуть полной грудью, закрыв глаза, который слегка обжигал ноздри, но проникал до самых сокровенных уголков души, освежал их, забирал весь мусор и уходил, оставляя после себя абсолютную уверенность в преисполненном всевозможными благами будущем и ощущение надежного тыла всего пережитого опыта прошлого.
Именно такой воздух циркулировал этим утром в легких Эрвина. И, несмотря на вспыхнувший в этом городе гражданский конфликт, молодой человек чувствовал себя в эту минуту как нельзя лучше, огонек приятного волнения и ожидания чего-то хорошего то и дело вспыхивал у него в районе солнечного сплетения.
Эрвин направлялся к своему приятелю, квартира которого находилась в доме, еще имеющем возможность похвастаться наличием воды, газа и электричества. Однако вся эта роскошь не могла длиться долго, поэтому стоило поспешить насладиться последними каплями благ цивилизации. А сегодня Эрвину хотелось окунуться в эти блага с особенной отрешенностью от всего остального, потому что, хотя дух его и ощущал небывалый прилив энергии, тело чертовски устало после ночного патрулирования. Через некоторое время Эрвин свернул с песчаной поверхности на узенькую асфальтовую дорожку, обсаженную со всех сторон облезлыми кустами, и направился к серому кирпичному дому, который одиноко сутулился в конце улицы. Подходя к подъезду, молодой человек на секунду остановился, оглядываясь. Его насторожил тот факт, что ветхая лавочка во дворе пустует, а ведь каждое божье утро на ней сидит грузный мужчина пятидесяти семи лет, курящий причудливо изогнутую сигарету без фильтра и наблюдающий за отражением восходящего солнца в окнах дома, которые в это время кажутся свинцово-серыми. Весь двор знает этого прожженного рыбака, и никто, даже самые старые жильцы, не может припомнить дня, когда бы дядя Саша – так его все звали – пропустил свою утреннюю рыбалку. Даже воцарившийся вооруженный хаос в его городе не смог выбить этого человека из рыбацкой колеи. Обутый в высокие резиновые сапоги, он широко шагал по двору, положив удочку на плечо, а его круглое красноватое лицо, завсегда остававшееся в тени надвинутой грязной кепки, излучало неподдельную доброту и радость каждому. Всякое утро, когда Эрвину выпадала возможность зайти к своему приятелю в гости, он подходил к пускающему густой дым дяде Саше, жал его широкую ладонь и несколько минут вел с ним во всех отношениях приятную беседу. Сегодня же лавочка была пуста. Внезапно Эрвина охватило волнение, даже холодок пробежал по спине. Он снял с плеча автомат и перевел флажок предохранителя в режим огня, хотя  в следующую секунду подсознательно нашел это действие бесполезным. Эрвин бросился внутрь подъезда и ракетой стал взбегать вверх по лестнице. С каждым шагом в нем нарастало беспокойное чувство, которое грозилось вот-вот перерасти в панический страх, однако природу этих ощущений молодой человек пока не мог определить до конца. Поднявшись до нужного этажа, он, не теряя скорости, рухнул плечом на дверь в намерении высадить замок, но старания оказались избыточны – дверь не была заперта, так что Эрвин с грохотом упал на пол прихожей. Встав и оправившись, он оцепенел, потому что недавнее беспокойство сдержало свое обещание и переросло в страх, ледяной рукой скрутивший все внутренности. Квартира была пуста, и Эрвин внезапно и четко осознал, что он один. Один не в этом помещении, нет, но во всем мире. Его пальцы разжались, и автомат ухнул вороненым металлом о паркет. Пошатываясь, Эрвин подошел к окну в зале и распахнул его, высунул голову в морозную гладь утреннего города затем лишь, чтобы окончательно убедиться в том, что он – единственный человек на всей планете.
Эрвин сел в своей постели и смахнул холодный пот со лба. Взглянул в окно: по стеклу дробно и чуть слышно стучал моросящий осенний дождь. Шумно выдохнул, протер глаза, медленно опустил ноги на пол, встал и пошел на кухню, нагрел чайник, налил чашку дымящегося кофе, сел за стол, отхлебнул глоток.
«Это был всего лишь сон. Сон. М-да, засыпать опасно – как приснится жуть всякая…» - пошутил про себя Эрвин, улыбнулся и отпил еще глоток.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий