понедельник, 7 сентября 2015 г.

Сеанс радиосвязи

- Ну, долго ты еще намерен там возиться? – возмутился Иван, когда его брат Федор в очередной раз наступил ему на пальцы. – У меня уже руки затекли, не могу я больше стремянку твою держать!
- Сейчас, сейчас, Ванечка! Не так быстро это делается, - отвечал откуда-то сверху мягкий басистый голос. Федор Станиславович Койкин был главным инженером на пенсии, проработавшим 12 лет на Смоленском автоагрегатном заводе, затем 20 лет на Смоленском авиационном заводе, а между этими двумя периодами преподававшим некоторое время электротехнику в городском филиале МЭИ. Это был совершенно добрый и очень активный человек с худощавым морщинистым лицом и массивным круглым носом, он носил большие квадратные очки в роговой оправе и старые коричневые брюки, растянувшиеся на коленках. Пару лет назад он переехал в деревню, подальше от мирской суеты. В свои шестьдесят пять Федор Станиславович отличался исключительной подвижностью и пытливым умом, юркие ученые мысли проносились в его лысоватой голове с завидной периодичностью, что, впрочем, не очень-то радовало его жену, Зинаиду Николаевну. То была могучая женщина кроткого характера, в прошлом учительница географии.
В этот день Федор Станиславович, повинуясь воли очередной светлой мысли, устанавливал на крышу дома широкополосную антенну для своей радиостанции. Он как раз затягивал последнюю гайку на креплении, когда руки Ивана
совсем обессилили и разжались. Представляете себе метеорит, который уничтожил динозавров шестьдесят пять миллионов лет назад? Так вот, разрушения, вызванные его падением на нашу планету, это всплеск от упавшей в суп мухи в сравнении с теми бедствиями, что принесло падение Федора Станиславовича. Сложившись, старая стремянка накрыла собой брата Ивана, повалив последнего на землю. Иван громко крякнул. Главный инженер вскрикнул и, падая, ухватился за единственное, до чего он мог дотянуться, и что ему показалось самым надежным в этот момент – за водосток. Рожково-накидной гаечный ключ на двенадцать выскользнул из его рук и устремился вниз, туда, где сидела кошка Дырка. Животное же пребывало в состоянии полной безмятежности. Наблюдая за полетом пузатого шмеля, Дырка готовилась постичь истину и открыть свое внутреннее Я с новых сторон. Истина не заставила себя долго ждать, она пришла откуда-то сверху, пришла неожиданно и больно. Внутренний мир кошки раскрылся настолько широко, что она не преминула тут же поделиться этой радостью с Иваном, который лежал теперь на земле и почему-то грустил. Дырка прыгнула ему на лицо, заботливо выпустив когти и не забыв при этом разбить два цветочных горшка и стеклянную вазу Зинаиды Николаевны, выставленных во двор на время уборки. Иван крякнул снова, на этот раз громче и отрывистее. Тем временем, жестяной водосток, на котором висел Федор Станиславович, не выдержал возложенных на него надежд и оторвался, увлекая за собой большой кусок шифера. Главный инженер упал на Ивана и стремянку, больно ударившись копчиком и ребрами. Смотря со стороны, можно было бы подумать, что группа энтузиастов решила изобразить модель пирамиды Маслоу, где Федор Станиславович, безусловно, изображал потребность в самореализации. Иван же крякнул в третий раз (теперь совсем тихо и протяжно), сообщив таким образом, что физиологические потребности не удовлетворены происходящим.
Из дома вышла Зинаида Николаевна. Что бы вы сделали, если бы услышали страшный шум во дворе своего дома, зная при этом, что незадолго до этого ваш муж полез на крышу? Наверняка вы ринулись бы наружу узнать, не убился, не покалечился ли ваш муж, и на лице бы вашем наверняка было ужасное смятение. Лицо же Зинаиды Николаевны не выражало абсолютно никаких чувств. По ее глазам можно было понять, что она не только привыкла к причудам своего супруга, но и считала его выходки семейной традицией. Вытирая руки кухонным полотенцем, могучая женщина-географ шагнула за угол дома и холодным взглядом обвела место «сечи». Затем она укоризненно посмотрела на своего мужа, все еще лежащего на стремянке и сжимающего в руках водосток.
- Федор! Ну ёш твою клёш! – при этих словах Зинаида Николаевна закинула полотенце на плечо и уперлась кулаками в бока. В голосе ее читались нотки учительского назидания.
***
- Ну, и шо это такое было? – спросил Иван, почесывая забинтованную голову.
- Это, Ваня, был сеанс радиосвязи, я только что вел беседу со своим товарищем из Республики Беларусь, мы с ним работали вместе. Теперь я, Ваня, тоже радиолюбитель! А сейчас, Ванечка, нам нужно залатать крышу.
Фёдор Станиславович встал и, прихрамывая, вышел из комнаты. Вслед за ним вышел и его брат Иван. А в углу, прямо под столом, на котором стояла радиостанция, сидела кошка, и глаза ее были неподвижны. Дырка медитировала.

Комментариев нет:

Отправить комментарий