среда, 25 ноября 2015 г.

Текст трехгодичной давности

Включив подствольный фонарик, Еж шагнул внутрь. Сердце бешено колотилось в груди, разгоняя переполненную адреналином кровь по сосудам. Все тело его периодически содрогалось от страха и безумного холода в помещении. Он шагал осторожно и медленно, словно боялся наступить на хвост коту, который тут же заявил бы во всю глотку о присутствии чужака в логове Троя. Луч света выхватывал из темноты силуэты старой мебели, токарных станков и кузовов древней техники. Воздух здесь был настолько затхлым, что невольно вспоминались страшные байки Лысого о том, как Трой на досуге обедает человеческим мясом, а после ковыряется в зубах гаечным ключом на тридцать два.
Внезапно на Ежа нахлынуло какое-то мерзкое, ну уж совсем хреновое ощущение. Что-то во внешней среде изменилось, поменяло свой привычный вид. Он тут же прекратил движение и, сжав еще крепче автомат, стал внимательно осматриваться вокруг сквозь марку голографического прицела, отмечая и анализируя каждую крупицу помещения, пытаясь отыскать ту деталь, которая поменяла ход своего бытия.
— Печенье принес? — громко раздалось над самым ухом Ежа.
Он вскрикнул, за долю секунды развернулся лицом к голосу и вскинул автомат, но было уже поздно — могучий молотоподобный кулак Троя уже достигал своей цели, коей являлись нижние левые ребра оппонента. Удар был настолько сокрушителен, что незваного гостя буквально впечатало в стоящий неподалеку металлический шкаф.
— Черт! Твою мать! Про печенье я совсем забыл! — последнее, о чем думал Еж, захлебываясь собственной кровью.

Комментариев нет:

Отправить комментарий